Тревога и пессимизм: каким стал 2018 год для российского финсектора

тренды_финсектора_баннер.jpg

2018 год подходит к концу. Какими событиями он отметился для российского финансового сектора? Какие тренды наберут силу в новом 2019 году? Какие из них для россиян особо значимы? Итоги года подводит заместитель председателя правления Boggat Finance Store Александр Орехов.

Каким стал для банков 2018 год?

com_4.pngАлександр Орехов: На мой взгляд, он был достаточно пессимистичным и наполнен тревожным ожиданием. Тренды, которые направляли сектор в уходящем году, были заложены еще несколько лет назад. Так, продолжилась активная зачистка сектора. Банки лишались лицензий, соответственно конкуренция сокращалась. Год также отметился относительно низкими ставками по ипотеке, в результате чего регулятор даже задумался о введении ограничения на выдачу ипотеки с небольшим первоначальным взносом для недопущения возникновения ипотечного пузыря. Дважды повышалась ключевая ставка, что для участников рынка стало важным психологическим признаком того, что ситуация находится под контролем. Банки также активно диджитализировались, в том числе собирали биометрические данные и продолжат этот курс в новом году.

Каковы сегодня предложения банков по депозитам с учетом этих реалий?

А.О.: Средняя ставка по банковским депозитам в уходящем году колебалась в диапазоне 7-8% годовых. При этом для получения чуть более высокой ставки срок размещения должен быть значительным – 1-3 года. Так, часто рекламируемая ставка 9% годовых актуальна при размещении средств на длительный срок, например, три года. При этом при досрочном возврате средств банки пересчитывают и возвращают только по ставке до востребования. То есть, например, если ты пришел закрывать трехгодичный вклад через два года и одиннадцать месяцев, то посчитают по ставке до востребования, а значение у нее, как известно, чисто символическое.

Недавно Банк России во второй раз поднял ключевую ставку. Это значит, что в ближайшее время банки также повысят максимальную ставку по вкладам. Но главную проблему – низкую доходность банковских депозитов – это поднятие не решит. Они не покрывают реальную инфляцию. Деньги на депозитах медленно теряют и будут терять свою стоимость.

Проценты по банковским вкладам не покрывают инфляцию, однако до сих пор остаются у россиян одним из самых любимых инструментов. Заслуженно?

А.О.: Это происходит, в том числе, потому, что это один из самых известных инструментов. Популярности банковских депозитов в большой степени способствовало и способствует государство. Вокруг банковских вкладов сформировался ореол безопасности и надежности, в том числе и за счет их участия в системе страхования вкладов. При этом для того, чтобы положить деньги на депозит, не нужно обладать серьезными экономическими знаниями, анализировать рынок, вникать в условия. Россияне сегодня обеспокоены в первую очередь не приумножением, а сохранением своих средств, поэтому часто отдают предпочтения банкам, не рассматривая альтернативные варианты. А они есть, просто менее известные и пользуются меньшей популярностью.

Система страхования вкладов действительно является панацеей в случае банкротства банка? 

А.О.: У благонадежных банков, играющих по правилам, участвующих в системе страхования вкладов, она действительно обеспечивает возврат определенной суммы. Однако бывают в этом секторе и исключения. Есть такой термин – «забалансовые вклады». Он означает, что банк, даже официально участвующий в системе страхования вкладов, может пойти на мошеннические действия и не отразить деньги вкладчика по своему балансу. При этом вкладчику выдают все необходимые документы о приеме средств, – ордер, договор и так далее. Банк сам учитывает эти забалансовые вклады, рассчитывают процент и так далее. Но если он теряет лицензию, то агентство по страхованию вкладов, которое санирует банк, такого рода вкладами не интересуется. А, значит, никакой компенсации не будет. В результате мошеннические действия внутри банка приводят к тому, что люди, полагая, что их деньги застрахованы, на самом деле страховки не имеют.

Это пример наглядно иллюстрирует тот факт, что если у кредитной организации – банка, КПК, микрофинансовой – есть мошеннический умысел, то клиентов обманут в любом случае. 

Каковы основные тренды уходящего года, определившие события небанковского финсектора?

А.О.: Основные участники это рынка – микрокредитные, микрофинансовые компании, ломбарды, кредитные потребительские кооперативы. Бизнес-модель у них, по сути, аналогична банковской. С одной стороны, эти компании выдают займы под установленную ставку, с другой – принимают средства инвесторов. Причем компании небанковского финансового сектора выдают деньги дороже, но благодаря этому же предлагают и более привлекательные условия для инвесторов. Напомню, что МКК в принципе не могут привлекать деньги населения. МФК могут привлекать суммы от 1,5 млн рублей. КПК в этом плане привлекают любые суммы населения без ограничения, начиная от самых неболбших. В плане инвестирования сегодня я бы посоветовал обратить внимание именно на КПК. Ставки как по займам, так и по сберегательным и инвестиционным программам у КПК законодательно ограничены. Благополучные кооперативы выполняют и другие требования регулятора. Они в обязательном порядке должны состоять в реестре ЦБ РФ и саморегулируемой организации. Выбирая КПК, в первую очередь стоит обращать внимание на бизнес-модель организации, ее репутацию и опыт работы, соответствие деятельности КПК действующему законодательству, оценить эффективность управляющей команды.

Если говорить о рисках, то они, конечно, есть везде – и в банках, и в МФК, и в КПК. Как я уже сказал, если кооператива, банка или МФК есть задача обмануть – они это сделают. Для минимизации рисков стоит подробно оценивать деятельность финансовых организаций по ряду критериев, озвученных выше.

В чем принципиальные отличия работы банков от компаний небанковского сектора?

А.О.: В первую очередь, отличия заключаются в эффективности. У компаний небаноквского финсектора нет жирной управляющей надстройки, сжирающей массу денег. Ставка привлечения маленькая, ставка выдачи – тоже, процент отказов высокий, эффективности мало. Все делается не благодаря, а вопреки.

У МКК, МФК и КПК операционные расходы существенно меньше. В маржу входит прибыль пайщиков, расходы на маркетинг, хозрасходы. Ставки по займам выше чем, в банках, соответственно выше ставки по инвестициям, однако они не запредельные и не превышают установленную законом норму.

Какие основные мифы о небанковских финкомпаниях давно пора развенчать?

А.О.: О том, что эти компании всех обманывают и потом бегают за своими клиентами с паяльниками, чтобы вернуть долг. Или отбирают квартиры. Это самый распространенный миф. К работе добропорядочных компаний сегодня это не имеет никакого отношения. Например, мы, будучи КПК, имеем простую и понятную бизнес-модель. С одной стороны, привлекаем сбережения у пайщиков, с другой, выдаем займы пайщикам, которые платят с учетом процентной ставки. Полученным доходом делимся доходом с пайщиками-инвесторами. Все просто. Необходимости прибегать к услугам коллекторских агентств у нас нет. Учитывая, что все привлекаемые займы обеспечиваются залогом, клиент-пайщик заинтересован в разрешении ситуации, и мы идем ему навстречу.

Как будет развиваться российский финсектор в ближайшие несколько лет?

А.О.: Во-первых, количество игроков-банков будет сокращаться и дальше. Послаблений от регулятора не будет. Лицензии будут как сдаваться добровольно, так и отзываться в принудительном порядке. В плане развития сектора никаких существенных прорывов не ожидается. Да, будет идти цифровизация, настраиваться удаленная идентификация, но это дорогостоящее новшество будет по карману только крупным банкам. Они будут выигрывать именно за счет инвестирования в новые технологии. Частный банковский сектор будет постепенно отмирать. При этом «жирные банковские коты» будут все жирнее, а банковские тарифы – все менее выгодными.

В небанковском финсекторе ситуация схожа. Условия игры продолжат ужесточаться. Соответствовать им будет все сложнее. Особенно тяжко придется компаниям, работающим в сегменте «до зарплаты». С деньгами у населения тоже туго, и ожидания в этом плане отнюдь не радужные. В ближайшие три-пять лет оба рынка сократятся примерно на 50%. Останутся самые сильные и эффективные игроки.


Заказать звонок
Написать руководителю